Новое в законодательстве

Задолженность взыскать нельзя, списать

Порой в силу объективных (например, конкуренция) и субъективных факторов, некоторые субъекты предпринимательства оказываются на грани банкротства.

Руководитель (бывший) одного из таких предприятий, пояснив ситуацию, обратился с вопросами.

В 2010 году Инспекцией по регистрации субъектов предпринимательства при хокимияте Учтепинского района города Ташкента было зарегистрировано ООО «Б», занимающееся розничной торговлей лекарственных средств на основании соответствующей лицензии.

В январе 2013 года в ходе краткосрочной налоговой проверки Государственное налоговое управление г. Ташкента установило сокрытую выручку в 56 млн сумов и в судебном порядке к предприятию была применена финансовая санкция в размере сокрытой выручки.

В отношении руководителя ООО «Б» возбуждено уголовное дело по статье 189 Уголовного кодекса и согласно приговору суда он признан виновным и ему назначено соответствующее наказание.

В связи с невозможностью исполнения решения хозяйственного суда о применении финансовой санкции из-за отсутствия денежных средств на расчетном счете предприятия ГНИ Учтепинского района обратилась в хозяйственный суд г. Ташкента с просьбой об обращении взыскания на имущество ООО «Б». Требования ГНИ Учтепинского района судом были удовлетворены и выдан исполнительный лист для взыскания 56 млн сумов за счет имущества ООО «Б». Однако ввиду отсутствия движимого и(или) недвижимого имущества предприятия, исполнительный лист был возвращен судебным исполнителем взыскателю – Учтепинской ГНИ. Тогда ГНИ обратилась в хозяйственный суд г. Ташкента с просьбой признать ООО «Б» банкротом в упрощенном порядке.

В феврале 2014 года Ташкентский хозяйственный суд вынес решение о признании ООО «Б» банкротом и об открытии ликвидационного производства. В качестве ликвидационного управляющего был назначен сотрудник ГНИ Учтепинского района.

После завершения процедуры ликвидационного производства (в апреле 2014 года) хозсуд вынес определение о завершении ликвидационного производства и утверждении отчета ликвидационного управляющего, на основании которого ООО «Б» было выведено из Госреестра юридических лиц Инспекцией при хокимияте Учтепинского района.

После вышеуказанных обстоятельств ГНИ Учтепинского района сообщила о своем намерении взыскать 56 млн сумов за счет личного имущества бывшего учредителя и бывшего руководителя ООО «Б» в субсидиарном порядке.

1 Что означает взыскание в субсидиарном порядке?

2 Возможно ли взыскать сумму задолженности перед бюджетом за счет личного имущества бывшего учредителя и бывшего руководителя в субсидиарном порядке в нашей ситуации?

– В гражданском законодательстве различаются несколько видов гражданско-правовой ответственности, одним из которых является субсидиарная ответственность.

Субсидиарная ответственность – это ответственность, которую лицо несет дополнительно к ответственности другого лица, являющегося основным должником.

Согласно статье 329 Гражданского кодекса (ГК), до предъявления требований к лицу, которое в соответствии с законодательством или условиями обязательства несет ответственность дополнительно к ответственности другого лица, являющегося основным должником (субсидиарная ответственность), кредитор должен предъявить требование к основному должнику. Если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное требование, это требование может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность.

Таким образом, взыскание в субсидиарном порядке означает взыскание задолженности (обязательств) основного должника у лица, несущего дополнительную ответственность в случае отказа или невозможности исполнения обязательств самим основным должником.

На основании части третьей статьи 48 ГК учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечают по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам учредителя (участника) или собственника, за исключением случаев, предусмотренных ГК либо учредительными документами юридического лица».

В соответствии со статьей 3 Закона «Об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью» (от 6.12.2001 г. N 310-II, далее – Закон об ООО) участники общества с ограниченной ответственностью не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости внесенных ими вкладов.

При этом частью четвертой статьи 48 ГК предусмотрено исключение, согласно которому если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана неправомерными действиями лица, выступающего в качестве учредителя (участника) или собственника имущества юридического лица, имеющего право давать обязательные для этого юрлица указания, на такое лицо в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам. Идентичная по содержанию норма установлена частью одиннадцатой статьи 5 Закона об ООО.

Это означает, что на учредителя ООО может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам общества и он понесет риск убытков вне зависимости от их размера, в случае если банкротство общества вызвано его неправомерными действиями.

Практическое применение части четвертой статьи 48 ГК считается возможным при выявлении и соблюдении некоторых субъективных условий. В частности, законодатель устанавливает норму о том, что в учредительных документах юридического лица должно быть предусмотрено право учредителя (участника) или собственника имущества давать обязательные указания. Кроме того, если учредитель (участник) использовал указанное право в целях совершения юридическим лицом действия, заведомо зная, что вследствие этого наступит несостоятельность (банкротство) этого юридического лица, то банкротство считается вызванным учредителем (участником).

Также следует обратить внимание именно на то, какие действия учредителя (участника), вызвавшие несостоятельность (банкротство) юрлица, считаются неправомерными. Перечень таких действий приводиться в статье 190 Закона «О банкротстве» (от 5.05.1994 г. N 1054-XII, в редакции Закона от 24.04.2003 г. N 474-II):

Под неправомерными действиями, повлекшими банкротство, понимаются нарушения, связанные с умышленными действиями должностных лиц или собственника имущества должника, или кредиторов либо иных лиц, причинивших ущерб должнику или кредиторам.

К неправомерным действиям также относятся:

  • сокрытие всего или части имущества должника или его обязательств;
  • сокрытие, уничтожение, искажение, фальсификация любого учетного документа, связанного с осуществлением хозяйственной деятельности должника;
  • передача имущества с целью сокрытия (в том числе денежных средств) другим юридическим и физическим лицам;
  • невнесение необходимой записи в бухгалтерские документы;
  • продажа, уничтожение, внесение в качестве залога всего или части имущества должника, полученного в кредит и неоплаченного;
  • увеличение неплатежеспособности должника в личных интересах должностных лиц или собственника имущества должника либо в интересах третьих лиц;
  • безвозвратное отвлечение оборотных средств;
  • доведение до банкротства преднамеренно с целью причинения ущерба кредиторам;
  • предпочтительное удовлетворение требований кредитора в ущерб другим кредиторам, согласие на такое удовлетворение;
  • умышленная самоликвидация должника с целью избежания исполнения денежных обязательств и(или) обязанностей по обязательным платежам.

При наличии в действиях учредителя (участника) любого действия из вышеприведенного перечня в случае банкротства общества и отсутствия у него имущества для удовлетворения требований кредиторов на учредителя (участника) общества может быть возложена субсидиарная ответственность.

Что касается руководителя (директора) общества, в отличие, к примеру, от гражданского законодательства Российской Федерации, по Гражданскому кодексу РУз на руководителя юридического лица не может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам общества, так как это прямо не предусмотрено ГК. Согласно части второй пункта 3 статьи 56 ГК РФ, если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам. На основании этой формулировки можно сделать вывод, что не только в отношении руководителя общества, а любых лиц, имеющих право давать обязательные для общества указания либо иным образом имеющих возможность определять его действия (например, главного бухгалтера), можно возложить субсидиарную ответственность.

Отсутствие вышеупомянутой формулировки в части шестой статьи 48 ГК полностью исключает возможность возложения субсидиарной ответственности на руководителя общества в случае недостаточности имущества последнего.

Кроме того, если исходить из описанной вами ситуации, руководитель общества уже понес наказание в соответствии с приговором суда и не должен дважды нести ответственность за одно и то же преступное деяние.

Исходя из вашей ситуации и в соответствии с действующим гражданским законодательством возможности ГНИ Учтепинского района на взыскание 56 млн сумов за счет личного имущества бывшего учредителя и бывшего руководителя общества в субсидиарном порядке утеряны. И по следующим причинам это представляется невозможным.

В соответствии со статьей 53 ГК и статьей 55 Закона об ООО ликвидация юридического лица влечет за собой прекращение его деятельности без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам.

Это означает, что после внесения записи в Госреестр юридических лиц о ликвидации юридического лица его права и обязанности, в том числе обязанности по налогам и другим обязательным платежам, не переходят к другим лицам по правопреемству, в том числе и к учредителям.

Если ГНИ Учтепинского района была намерена взыскать данную задолженность в субсидиарном порядке за счет личного имущества директора и(или) учредителя, то она должна была требовать от ликвидационного управляющего действовать в порядке абзаца шестого части второй статьи 128 Закона «О банкротстве»:ликвидационный управляющий вправе предъявлять требования к третьим лицам, которые в соответствии с законодательством несут субсидиарную ответственность по денежным обязательствам и(или) обязательным платежам должника в связи с доведением его до банкротства.

После вынесения определения хозяйственного суда г. Ташкента о завершении ликвидационного производства и об утверждении отчета ликвидационного управляющего сумму задолженности перед бюджетом следовало списать в соответствии с Положением о порядке списания безнадежной налоговой задолженности (утверждено Постановлением КМ от 24.10.2012 г. N 307).

Алишер УБАЙДУЛЛАЕВ,

юрисконсульт ООО «Victory Yurconsalt»

Опубликована в газете «НТВ»№ 39 от 30 сентября 2014 года

logo-bottom.png

г.Ташкент, Мирабадский район, ул. Ойбек 22,
Бизнес центр "NEW WORLD" 2 этаж
info@victory.uz
victory-yur@mail.ru
+998 90 925 96 81
+998 78 150 05 38
+998 90 935 96 81
+998 98 306 96 81

+99898 338 93 33